У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
COME IN : Такое ощущение, будто я из реальности переместился в какую-то историю, и все знают, что нечего бояться до самого финала этой истории, когда скрывающийся во тьме наконец-то выйдет из леса, чтобы покормиться… естественно, тобой. Тобой. (С).

SAMANTHA

Samantha Wright
icq: 380172564 ; SKYPE: siatria_leite;
ГЛАВНЫЙ АДМИНИСТРАТОР
FAITH

Faith Vardvell
icq: 480522628; SKYPE: -;
ПРАВАЯ РУКА.
JONATHAN

Jonathan Black
icq: 636382841; SKYPE: -;
ЛЕВАЯ РУКА

12.01.2015 - Официальное открытие ролевой.
17.02.2015 - Открыт первый сюжетный квест.
12.03.2015 - Нам уже 2 месяца!
РАСЫ
ПУТЕВОДИТЕЛЬ
АКЦИИ
СЮЖЕТ
ВНЕШНОСТИ
БИРЖА ТРУДА
NEED PLAYERS:
BANNERS
GAME
Зима, февраль 2015 года.
И всегда наше настоящее отделено от того, что случилось, и от того, что предстоит. Это может быть столетие или бесконечно малая толика времени, но мы всегда отделены от этих двух составляющих одного целого.

Открыт первый сюжетный квест.

Haunted

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Haunted » Личные эпизоды » But youre dead inside!


But youre dead inside!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Код:
<!--HTML-->
<link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Alegreya:700italic,400' rel='stylesheet' type='text/css'>
<center>
<style>
.informed b { color: #3e5462; text-transform: uppercase; }
.informed u { border-bottom: dotted 1px #3e5462; font-decoration: none; }
.backit { background-color:#bec9ca; padding: 5px; text-transform: uppercase; letter-spacing: 2px; text-align: center; font-family: arial; font-size: 10px; }
.credit { text-align: right; width: 500px; text-transform: uppercase; letter-spacing: 1px; font-size: 7px; }
</style>
<div style="background-color:#3e5462; width: 490px; padding: 20px;">
<div style="background-color:#dce0e0; opacity: 0.9; width: 480px; border: solid 5px #bec9ca; padding: 2px;" class="informed">
<div style="color: #3e5462; font-size: 20px; line-height: 100%; font-family: 'Alegreya', serif; text-decoration: bold;"><i>BUT YOURE DEAD INSIDE!</i></div>
<div style="background-color:#bec9ca; padding: 5px; text-transform: uppercase; letter-spacing: 2px; text-align: center; width:290px; font-family: arial;">А снаружи ты горяч и жив.
Но мертв внутри!</div>
<center><img src="http://s8.uploads.ru/EsVQO.gif"></center>
<div style="background-color:#bec9ca; padding: 5px; text-transform: uppercase; letter-spacing: 2px; text-align: center; width:290px; font-family: arial;">Синопсис</div><br>
Семь лет... Столько магии в этой цифре.
Семь лет истекли и пора приносить жертву своим мечтам. План четок. Жертва намечена. Остается только приблизиться и загдать ее в смертельную ловушку - результатом, которой станет кровавая баня. Но даже за шумихой вызванной на вьезде в город, в Вудвилле остаются наблюдательные жители. 
<br><table>
<tr><td valign="top" width="200"><div class="backit">Участники</div><br>
Barbara Zann & Jonathan Black<br>
</td>
<td valign="top" width="200"><div class="backit">Время и место действия</div><br>
2 февраля 2015, вечер. Кафе „Through the Grapevine“, далее как пойдет.<br>
<br>
</td>
</tr>
</table>
<br>
</div></div>
<div class="credit">THANKS<a href="http://shine.b1.jcink.com/index.php?showuser=3389">JOEI</a></div>
</center>

Отредактировано Jonathan Black (2015-03-27 22:56:36)

0

2

Смена медленно, но неуклонно подходила к концу. Вечер первого рабочего дня недели выдался, как и всегда, многолюдным, и я даже несколько раз успела пожалеть о том, что не воспользовалась представившейся возможностью продлить свои выходные за счёт случившейся накануне аварии, в которой едва не лишилась мотоцикла, но одновременно меня радовала возможность отвлечься от пережитого одним из самых надёжных способов – с головой уйти в работу. Моя смена началась в самый пик наплыва посетителей, и от обилия заказов вскоре начала кружиться голова, но по мере того, как день отдавал свои права вечеру, а тот лениво заступал на ежесуточную вахту, прежде чем незаметно перейти в ночь, количество клиентов постепенно уменьшалось, и теперь хоть зал и был полон, у меня всё чаще появлялась возможность передохнуть за стойкой, и, сама того не замечая, я начала присматриваться к мирно ужинавшим посетителям. Пожилая семейная пара, сидящая друг напротив друга за столиком у окна – он чуть старше, его поблёскивающую в лучах висящей под потолком лампы лысину обрамляют коротко подстриженные седые волосы, она красит пышные вьющиеся волосы в тёмно-каштановый цвет – это заметно по серебрящимся корням, на нём клетчатая рубашка и потёртые джинсы, на ней – старомодный свитер и шерстяные брюки. За двумя придвинутыми друг к другу столиками в центре зала весёлая семёрка в комбинезонах дорожных рабочих, уже полчаса обсуждающая вчерашние события, словно старые кумушки. Влюблённая парочка, сидящая в обнимку за столиком в дальнем углу. Импозантный мужчина на четвёртом десятке лет за крайним столиком у окна… Что-то в нём заставило меня присмотреться тщательнее. Конечно, можно было списать всё на яркую внешность, которую точно оценил бы Чезаре Ломброзо, но настораживала отнюдь не она. Мужчина время от времени бросал пристальные взгляды на одинокого юношу за столиком неподалёку от стойки, который явно кого-то ждал – он то и дело смотрел на часы, тут же оглядываясь на входную дверь, а рядом с ним на стуле покоился завёрнутый в газету букет цветов. Когда мужчина у окна смотрел на него, в его взгляд становился словно оценивающим. И это был не тот взгляд, которым родители оценивают избранников своих детей. Было в нём что-то почти неуловимо хищное.

+1

3

От газетных страниц сильно пахло типографской краской. На пальцах оставались следы. Джонатан это знал и уже мысленно тянулся к бумажным салфеткам, стоявшими в металлической подставке в центре небольшого столика. Мужчина перелистнул страницу и задержал свое внимание на рекламе своей стоматологической клиники, куда требовался еще один, как хотел думать Джон, последний работник. Он хмыкнул объявлению, сложил газету и положил рядом с собой. Теперь он вновь видел черно-белую фотографию вчерашней аварии на первой полосе. Заголовок кричал, вызывая в Блэке смешанные чувства надвигающейся катастрофы и предвкушения неизведанности грядущего. Вудвилль оживал, пробуждался после глубокого долгого сна. Кровь горячей лавой растекалась по венам, в воздухе звенела от напряжения магия, древняя и темная, готовая взорваться, окатив своей силой все сущее. Эти ощущения щекотали и оглушали...
Но они не могли приглушить иное.
Джонатан закрывал глаза и видел, как разваливаются его клетки, как изнашиваются его органы, ему мерещилось, что кожа начинает морщиться и семь лет нагоняют его, утягивая дальше и дальше, все ближе ко дню, когда он не сможет ходить без чьей-либо помощи. Магия утрачивала свою силу, а природа с остервеневшей непоколебимостью пыталась забрать свое, пугая и изводя, заставляя вновь идти на жестокий кровавый шаг. Блэк с ненавистью вгляделся в собственные руки покрытые паутиной пигментных пятен, кожа становилась непривычно сухой... Это была игра воображения, но столь мощная, что Джонатан начинал сложить с ума и рыскать в поисках спасения. Следующая стадия и мужчина начнет считать, что от него исходит сильный характерный запах старения...
Взгляд. Долгий. Тяжелый. Внимательный.
Юноша, сидевший за несколько столиков от Джона Блэка, был центральным звеном его интереса и даже хорошо сваренный кофе на пару с жареной картошкой не смогли его надолго отвлечь. Лисса была бы против. Сказала бы, что это мальчишка и он слишком юн, для того, чтобы преподносить его в жертву древней силе, что передаст часть своей жизни бесценному супругу. Блэк не мог ждать. Больше не мог. Более того он не мог понять откуда в нем рождался такой страх. Страх вводящий в ступор, повергающий в неистовство и безумие, в омерзительную зависть к его собственным детям и к ненависти к старикам. Возможно, но только возможно, так Джонатан пытался не допустить расплаты за все содеянное. Он согласен был влачить свою жизнь вечно живым, нежели бестелесным духом, застрявшим в Чистилище.
Словно маньяк Блэк жаждал удовлетворить свои потребности. Ему было необходимо утолить свою жажду. Заглушить мрак и пустоту в своей душе. Откинуть дурные мысли, вызванные последними событиями в городе. И единственное что могло заглушить неутолимые желания - кровавый ритуал, дарящий ему еще семь лет в его 38милетии.
Снова взгляд, быстро перенесшийся на поблескивающий в свете ламп тупой нож, который Джонатан неосознанно поглаживал пальцем. Он покачал головой, вытащил бумажник из кармана стеганой куртки и оставил на столе купюру и щедрые чаевые. Он засиделся. Немного свежего воздуха его отрезвит. Джонатан проходит мимо объекта своего интереса и прикусывает губу.
Сегодня.
Блэк его дождется.
Он прикурил "Данхилл", делая глубокую затяжку, прислонился спиной к стене. Лучшего времени не придумаешь, особенно, когда весь город желает знать, кто новые приезжие и как дальнобойщик с выслугой лет мог потерять управление и врезаться в легковую машину. Кое-какие мысли были, но пока Блэк не поговорит с сестрой, все они останутся "догадками".
Ветер шедший с Атлантического океана пронизывал до костей, пробираясь сквозь куртку и свитер грубой вязки. Джон поежился и нервно поглядывал на дверь кафе. Стремительно темнело, зажигались фонари. Окурок сигарете пролетел мимо урны, когда из "Through the Grapevine" вышел парень.
Сегодня.
Темная фигура двинулась следом, догоняя и практически сравниваясь с целью. Нужно только оказаться вдали от взглядов. Все нужное у Джонатана с собой.

+1

4

Я исподтишка поглядывала на мужчину и юношу, но ничего не происходило – первый всё так же нет-нет да бросал на второго странные, но неумолимо не предвещавшие ничего хорошего взгляды, а тот всё продолжал смотреть то на часы, то на входную дверь, с его лицо становилось всё грустнее. Мне казалось, что он вот-вот не выдержит и или достанет сотовый телефон, чтобы узнать, почему ему пришлось просидеть весь вечер в одиночестве, или покинет кафе, разочаровавшись в своих чувствах, но он так и продолжал ждать. А вот таинственный мужчина у окна вдруг встал и направился к выходу. Я вышла из-за стойки и подошла к его столику. Ушёл, не потребовав счёт, но оставив с лихвой покрывавшую его сумму. Я довольно улыбнулась и отправила большую часть чаевых в свой карман. Конечно, это было игрой с огнём, но чтобы нарваться на серьёзные проблемы, нужно было запустить руки в кассу. Вернувшись за стойку, я закрыла счёт таинственного посетителя и вернулась было к наблюдению за залом, но тут в кафе вошла новая посетительница, при виде которой юноша с букетом резко встрепенулся, чтобы тут же разочарованно ссутулиться. Вручив девушке, занявшей место щедрого мужчины, меню, я вернулась за стойку, ожидая, пока она приготовится делаться заказ. Но принять его пришлось уже не мне – моя смена закончилась спустя десять минут после того, как клиентка с озабоченным видом принялась изучать меню кафе, высчитывая на калькуляторе калории. Переодевшись, я вышла через служебный вход и направилась к стоянке, где меня ожидал немного помятый и сильно поцарапанный, но, несмотря на это, остававшийся на ходу мотоцикл, я краем глаза заметила, как из парадных дверей выходит невезучий влюблённый и остановилась проводить его взглядом. Букет он, по-видимому, так и оставил в кафе и теперь, сильно сутулясь, медленно шёл по едва освещённой неверным светом фонарей улицы. На мгновение мне даже стало жаль его, но тут из темноты возникла другая фигура, в которой было что-то пугающе знакомое – щедрый мужчина из-за столика у окна! И он направился вслед за парнем. Повинуясь внезапному порыву, я устремилась вслед за ними, стараясь ступать как можно тише.

+1

5

Если бы только кому-то пришло в голову заставить Джонатана вывернуть карманы! На его жизни можно было ставить точку. Finita la commedia. Запустив руку в карман, мужчина прикоснулся к согретой его теплом металлической поверхности атама. Самое сложное было сейчас не встретить знакомых, не потерять жертву из виду и довести его туда куда надо.  Блэк озирается по сторонам, словно между делом, но ничего не вызывает в нем подозрений.
Естественно он нервничал. Внутри него клокотало, натягивалось, рискуя отказаться от затеи, он мысленно возвращался в ту ночь семь лет назад. Рядом была Лисса, спокойная и сосредоточенная, привыкшая к рассказам родителей и к ужасам. Она была, словно спасительный круг и направляла руку мужа, поддерживая в нем непоколебимую решимость. У Джонатана тряслись руки, пока он рисовал магические знаки, выводил печати и древние символы. У него тряслись руки, когда он одну за другой зажигал свечи и кидал встревоженные взгляды на пару молодых людей, что должны были подарить Блэкам семь удивительных лет жизни.  Джон не помнил их имена, но разве это было важно? Главное то, что они привнесли в этот мир. Какое-то время после ритуала, чувствуя, как в его тело влилась чужая молодость и жизнь, появились чужие привычки и вкусы, но это была рябь на воде.
Что он будет делать сегодня?
Для начала он ускорил шаг, сровнявшись с пареньком, и скороговоркой прочел заклинание. На тихие слова явно городского сумасшедшего недоверчиво покосились, но только стоило взглядам встретиться, как Джонатан почувствовал - сработало. Чужая воля была подавлена. Как долго Блэк к этому не прибегал? Со времен открытия в Вудвилле своей клиники? Да, пожалуй... но сноровку он не растерял. Юноша начал заваливаться в сторону, но Джон вовремя его подхватил под руки, прилагая не малые усилия удержать их обоих на ногах.
- Стоп, приятель. Перебрал? - еще немного и он сорвался бы в ехидство. Конечно же, Блэк видел, что парень топит свое горе в десятке чашек кофе. Что ж в "Through the Grapevine" оно было крепким, так что ничего удивительного, если любителя этого напитка начало водить из стороны в сторону. Впору было вызывать скорую... Да только зачем? - Я - врач.
А какой врач уже не важно.
Шаг. Другой. Шаг.
Полные доверия и тумана орехового цвета глаза. Все-таки, какая сила была скрыта в профессии Джона. Только скажи что ты врач, как все двери открываются, люди перед тобой расступаются, растет уважение и беспробудная наивность, что доктор спасет от всех напастей. В это время он улавливает чье-то ненужное внимание, отзывающееся жжение между лопаток, но Джонатан слишком сосредоточен на своей цели. Он увлекся и потерял осторожную бдительность, почувствовав, что вечер и свет фонарей убережет его лучше, чем осмотрительность. Но какое кому дело до него и идущего рядом на ватных ногах парня? До Вудвилля уже начинают добираться щупальца человеческого безразличия и концентрации только на самое себя.
Поворот.
Блэк толкает дверь, та нехотя и со злобным скрежетом открывается, предлагая мужчинам войти в кромешную тьму. Где-то в глубине перебойно урчит электрощиток, когда Джо дергает рубильник, чтобы включить свет, раздается жалобный гул и одна за другой блекло зажигаются лампы. Заброшенная много лет назад фабрика, которую городское правление так и не додумалась снести, хотя тут уже случались печальные события. Хитросплетения коридоров и поворотов.
- Впервые когда я понял, что до ужаса боюсь старости, мне было двадцать четыре года. Я проходил практику в бостонском госпитале. Пришла женщина с запущенным кариесом... О, дьявол, от нее разило гидрохлортиазидом. Страдала гипертонией, несчастная старушка... Но я уже знал - что стареть мне совершенно не прельщает, а вечная жизнь табу даже для нас, - тихо и вкрадчиво, с упоением начал свой неспешный рассказ Джонатан. Его голос не разносился по пустым помещениям фабрики, он говорил только для его спутника, которому посчастливится шанс усмирить овладевавшее Блэком безумие.
У его уха раздается сдавленный писк. Сила заклинания ослабевала. С короткой усмешкой Джон толкает юношу в соседнею комнату. Там уже все готово. Необходимо только зажечь свечи и войти в круг.
- Да, когда-нибудь придется покинуть город, начнутся лишние разговоры, но пока я тут... и ты тут.
Джонатан снимает с себя куртку, откладывая ее на пол. Он снимает рубашку и рассеянно глядит на вросшего в землю бездвижного парня.
- Повторяй за мной, не зачем страшиться холода, - беспечно и с открытой иронией. Джон первый входит в круг, подхватывая по пути банку с самодельной мазью. Мазь была белесой со светящимися зелеными вкраплениями кладбищенской плесени, еще туда добавлялась паутина и другие не слишком приятные ингредиенты плюс травы и пряности, чтобы перебить запах и добавить магию, если это конечно магия.
Джон нанес мазь на себя. Папоротник -  для вечной молодости, корица и гвоздика - для защиты, шалфей - для мудрости и тимьян чтобы связать все вместе. Казалось, этот чуть смолистый запах впитался под кожу. Приглашающий жест, но жертва сопротивлялась.
- Veni huc! - почти рык, перед которым нельзя было устоять. Парня трясет. Он пытается убежать, вырваться из власти, но упорно шел вперед в бездну. Еще несколько шагов и круг за его спиной закрывается. По воле одного желания, вспыхивают свечи, Джонатан втирает мазь юноше в лоб, рисует ею над сердцем символ. Они были связаны. Их сердца пронзил укол и если Блэк выстоял на ногах, то его жертва рухнула на пол и в этот раз его никто не подхватил. Напротив Джонатан медленно, растягивая момент, упиваясь воцарившей над ним древней силе, опускается на колено. В его руке уже поблескивает атам, что он заносит для удара, начиная на распев читать свою черную молитву.

+1

6

Уверена, стороннему наблюдателю именно я, крадущаяся в тенях, показалась бы преступницей, задумавшей обокрасть, а то и чего доброго убить под покровом холодной зимней ночи случайного прохожего. Если бы кто-то спросил меня, почему я вдруг решила проследить за этими, казалось бы, ничем не связанными между собой посетителями кафе, мне было бы нечего ему ответить. Моими действиями руководила интуиция, отчаянно вопившая, что после тех взглядов, какими мужчина награждал юношу в кафе, их почти что совместная ночная прогулка просто не может быть случайным совпадением. Разум, в свою очередь, возражал, что если первое действительно можно счесть подозрительным, то второе элементарно объясняется тем, что эти люди живут на одной улице. И всё равно ноги несли меня вперёд – за незнакомцами, один из которых чем-то показался мне подозрительным. И в тот момент, когда я уже готова была прислушаться к голосу разума, мужчина вдруг сравнялся с юношей, а того внезапно повело в сторону, и он едва не завалился на таинственного незнакомца. Я едва не бросилась на помощь, но решительные действия мужчины заставили меня повременить с выходом на свет в прямом смысле этого слова – чтобы догнать его мне пришлось бы оказаться в бледном пятне света уличного фонаря. Незнакомец подхватил юношу под руку и куда-то повёл. Он что-то говорил, но с разделявшего нас расстояния невозможно было разобрать ни слова. В моей же голове лихорадочно вертелись события нынешнего вечера. Этот парень не заказывал спиртное, хоть и повторил несколько раз американо. Конечно, от кофе может стать плохо с сердцем, но он выглядел слишком молодым для такого. Сомнений в оправданности моих подозрений не оставалось, хотя я всё ещё не была уверена, что именно намеревается сделать с юношей щедрый мужчина. Мне пришлось укорить шаг, чтобы не потерять их из виду, но всё внимание незнакомца было приковано к его жертве, в последнем я уже почти не сомневалась, должно быть, именно поэтому он и не заметил, меня на почти пустой улице. Он почти втащил юношу в какую-то дверь. Я на цыпочках подбежала к ней, но входить сразу не рискнула и вместо этого окинула взглядом здание, в нутро которого она вела. Заброшенная фабрика? Что-то в этом было от законов жанра. Внезапно сквозь мутные стёкла немногочисленных окон наружу вырвался едва заметный свет. Я тут же проскользнула за дверь и вовремя – мужчины почти скрылись в конце коридора. Хотя задача и оставалась прежней – не упускать их из виду, при этом не выдавая своего присутствия, теперь это было намного сложнее – тусклый свет висевших под потолком ламп разогнал тени, а в узких коридорах даже на цыпочках каждый шаг, казалось, отдавался раскатами грома. Но далеко идти не пришлось – незнакомцы скрылись за первой же дверью. Я подкралась и заглянула в помещение. Да, интуиция не подвела меня, но открывшееся моим глазам зрелище явно не тянуло на обычное преступление. Это было нечто совсем иное, и из прочитанных в Мискатоникском университете книг мне было известно, что это такое. Колдовской ритуал, по всей вероятности относящийся к категории тёмной магии, о чём свидетельствовало готовящееся человеческое жертвоприношение, вот только понять, чему именно будет посвящено нечестивое действо, свидетелем которого мне довелось стать, я не могла. Как и поверить своим глазам. Одно дело – читать о подобном в научной, паранаучной и художественной литературе и совсем другое – видеть собственными глазами. Это зрелище завораживало. Предполагаемый колдун нанёс на обнажённое до пояса тело какую-то мазь, в то время как его жертва замерла на месте, словно зачарованная. Повисшую было тишину нарушила нечестивая команда, отданная на древнем языке, и обречённый юноша словно марионетка зашагал навстречу своему убийце. Внезапно вспыхнувшие сами собой свечи уже не удивили меня. Я успела увидеть слишком много сверхъестественного за столько короткий промежуток времени, должно быть это притупило моё чувство реальности. Но по этой же причине я так и стояла, выглядывая из-за дверного проёма, пока колдун завершал последние приготовления к нечестивому ритуалу. Он и его жертва вдруг содрогнулись, и юноша вдруг рухнул на пол. Мужчина достал какой-то нож и опустился на одно колено, нараспев читая тёмное песнопение. Только теперь я, наконец, сообразила, что нужно что-то делать, пока не свершилось непоправимое. Можно было, конечно, с криком ворваться в комнату и тем самым отвлечь колдуна от его нечестивого дела, но это привело бы лишь к тому, что число жертв увеличилось бы до двух. В то же время сорвать тёмный ритуал, не выдав себя, было невозможно. Я лихорадочно принялась шарить по карманам кожаных куртки и штанов, пока мужчина заносил для удара нож. Первыми под руку попались ключи, которые тут же чуть было не полетели в нечестивца, но тут мой взгляд упал на некогда свалившийся с потолка плотный кусок штукатурки. В тот самый момент, когда колдун приготовился нанести удар, я метнула импровизированное оружие ему в голову и тут же на цыпочках побежала вглубь фабрики, понимая, что вне зависимости от того, попала я или нет, мужчина захочет выяснить, кто посмел вмешаться в его тёмное дело.

+1

7

Связь...
Джонатан чувствует, как трепещет сердце, словно он вырвал его из груди своей священной жертвы и держит его в своих руках, любуясь как капли темной крови срываются с ладоней и тяжело падают на покрытый известной крошкой и пылью пол. Ощущение власти и того, что ты повелитель чужой жизни опьяняло лучше самого дорогого виски, лучше, чем любой наркотик. Блэк в этот момент был богом. Темным богом, которого вела вперед ненасытная жажда и алчное эгоистичное желание. 
Мгновения тянулись бесконечно. Воздух вокруг них был наэлетролизован, еще немного и он должен был озариться искрами. Слова лились, погружая обоих мужчин в зыбкий утягивающий транс, открывая обоих для волны мощной, необузданной, дикой и строптивой магии. Хаотично злая, дарованная главным противником небесных сил, представляющим собой высшее олицетворение зла и толкающим человека на путь духовной гибели. Что ж... Джонатан давно отдал свою душу,  в тот самый момент, года оказался один среди призраков в ночной тьме посреди двуличного Хэйвен-парка. Но этот мальчишка был чист. И поэтому его жизненная сила пыталась вырваться из объятий Блэка. Отчаянно сопротивляясь, дергаясь и вырываясь, она только сильнее путалась в паутине, ее сильнее утягивали зыбучие пески.
Замах и вот атам, разрезая воздух, опускается вниз, к сердцу...
Напряжение зашкаливало. Предвкушение рождало в колдуне зудящее ожидание взрыва, когда в него ворвутся годы молодости, а он опрокинется назад и несколько мгновений, минут или даже часов будет захвачен властью удовлетворения сродни оргазму.
Секунда.
Блэка отталкивает назад. Атам со звенящим скрежетом царапает бетонный пол. Мурашки поползли по спине вверх. Он вздрогнул, съежился и поморщился, словно вот-вот он останется без зубов, без кожи и конечностей. Нет, это был не тот всплеск силы, какой он ожидал. Может он сделал что-то не так? Перепутал слова? Но нет же... НЕТ! Он знал обряд лучше, чем названия всех насадок стоматологических инструментов. И тут пронзает плечо глухая боль. Джон трепыхается, мысленно одаряя все проклятиями, и видит рядом с собой куски разбитой штукатурки. Что ж... завод был старым и заброшенным, можно было сослаться на то, что она упала с потолка. Джонатан желая подтвердить свои предположения, кидает взгляд вверх. Видно плохо, перед ним словно танцуют языки пламени от свечей, а мигающий свет от старых ламп вызывает приступ головокружения и тошноты.
Парень, лежащий на полу, тихо застонал, пытаясь укрыть от своего несостоявшегося убийцы посторонний звук. Джону пришлось настороженно вслушиваться в окружающие его звуки - гуляющий ветер, жужжание работающего электричества, шелестящие шорохи от обитателей завода...
Шаги.
Это были шаги. Вернее почти бег. И это точно не была кошка. Или зажравшаяся крыса.
Нехорошее предчувствие заставляет колдуна подскочить на ноги, подхватывая магический нож и разорвать круг. Как только он перешагнул черту, свечи как одна потухли, силовой пузырь лопнул, а нитка связи, созданная белесой мазью, между двумя мужчинами ослабла, но не исчезла бесследно. Джон его отметил и теперь мог отыскать где угодно, стоило только закрыть глаза и ухватиться за соединенные ауры... Тихо ступая по полу, стараясь не создавать лишний шум, доктор собрался идти прочь из помещения, желая узнать кто, прервал сеанс. Но прежде...
Острием атама проколол юноше, находящемуся на гране обморока палец и проступившая кровь стала его же предательницей. Чуть позже Блэк проклянет его, чтобы тот не смел никому рассказать, что видел колдуна и чтобы он забыл его лицо. И тут же Джон бросился в коридор.

Освещенная фабрика выглядела мрачно и апокалиптически. Покрытые ржавчиной металлические поверхности, раскоряченные и временем и случившейся здесь трагедией станки и ящики, выкорчеванные с мясом двери... Идеальное место для догонялок. Джон понимал, почему молодежь так любила подобные места - тут все щекотало ощущения и нервы, каждая тень была зловещей, а атмосфера располагала к тому, чтобы доказать своими друзьям какой ты смельчак.
- Кис, кис, кис, - его голос эхом раздался по фабрике. Если он один никто не подумает, что он совершенно сошел с ума,  а если не один - что ж впору было прощаться с жизнью и самое время написать завещание. От подкатывающего адреналина мужчина не чувствовал холода, не чувствовал шершавых стен, когда выглядывал из-за углов и дверных косяков, чтобы осмотреть помещения на предмет наличия там его потерявшейся кошечки. - Хочешь поиграть в прятки? И чтобы я водил? Не боишься цены за такую дерзкую выходку...? Мы ведь не договорились что у нас на кону.

+1

8

Конечно, стоило всё же дождаться результатов моей попытки сорвать ритуал, но страх того, что колдун меня заметит, был слишком велик. В том, что мои выводы верны, я почти не сомневалась – хоть большую часть увиденного мною и можно было устроить без всякой магии, для спектакля без зрителей это было слишком дорогое удовольствие. Коридор вился змеёй между заброшенных служебных и технических помещений. По покинутой фабрике разнёсся не предвещавший ничего хорошего мужской голос. Интересно, о чём думают те, кто пытается остановить убегающего криками „Стой! Убью!“ или „Догоню – хуже будет!“? Вряд ли хоть кто-то предпочтёт столь очевидный исход куда менее определённой альтернативе. Я не была уверена, чья судьба волнует меня больше – собственная или жертвенного юноши, моя попытка спасти которого и спровоцировала эту игру в прятки. Было бы очень обидно, окажись, что зловещий мужчина всё равно убил его, прежде чем броситься в погоню. С другой стороны, сейчас стоило думать именно о возможных последствиях этой импровизированной охоты, в которой уже было непонятно, кто охотник, а кто – дичь, для меня, поскольку успех колдуна принёс бы ему ещё одну жертву для ритуала. Последнее, впрочем, зависело от целого ряда тонкостей – значение имел и вид применявшейся им мистической практики, и её непосредственное назначение, и адресат жертвоприношения, и всё это ещё не считая мелких деталей. Я забежала в просторное помещение, заваленное переломанными контейнерами. Нужно было каким-то образом попытаться обойти моего преследователя и постараться выбраться из мёртвой фабрики, по возможности попытавшись всё-таки узнать, чем закончилась моя попытка его спасти для невезучего ни в смерти, ни в любви юноши. Акустика заброшенного здания играла сразу мне сразу и на пользу, и во вред – с одной стороны, из-за того, что панельные стены усиливали звук всякий раз, когда он отражался от них, понять, откуда он всё-таки доносится было невозможно, а потому даже если зловещий мужчина услышал мои шаги, вряд ли бы он смог определить, куда именно они удаляются и удаляются ли вообще, хотя косвенным признаком последнего смогла бы стать их громкость. Замерев за бортом одного из помятых контейнеров, чем то напоминавшего распахнувшийся бутон, я осмотрелась по сторонам. На полу среди осколков бетона и штукатурки валялся ржавый обломок трубы. Немногим уже глушителя моего мотоцикла, он вполне мог сойти за импровизированную дубинку, вот только стоит ли вооружаться, если толком не умеешь пользоваться такими штуками? С другой стороны, если мне повезёт, и я успею заметить преследователя первая, у меня будет хоть какой-то шанс всё же успеть воспользоваться импровизированным оружием, в то время как голыми руками я точно ничего не смогу сделать. А вот если он окажется более везучим, мне точно не поздоровится. Определённо изучая оккультную литературу, мне стоило выучить хотя бы два – три заклинания. Одно я всё же знала, но не была уверена в том, что оно сработает. А потому труба определённо не будет лишней. Раз уж зловещий мужчина обратился ко мне словно к кошке, пусть будет готов к тому, что эта кошка может показать коготки. Я подхватила импровизированное оружие и на цыпочках пошла между изуродованных контейнеров, надеясь, что преследователь не заметит меня в этом техногенном склепе.

0


Вы здесь » Haunted » Личные эпизоды » But youre dead inside!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC